лава 10 4 . Луминара опустила маленькое роскошное зеркало, высеченное из цельного кусочка
Обмен учебными материалами


лава 10 4 . Луминара опустила небольшое изящное зеркальце, высеченное из цельного куска




Луминара опустила небольшое изящное зеркальце, высеченное из цельного куска блестящего минерала, и тревожно осмотрелась вокруг. Что-то было не так. Женщина наморщила лоб, попытавшись вспомнить события недавнего прошлого, и тут ее осенило. Рядом не было Баррисс.
Куда же делась ее ученица? Подобное поведение было весьма нехарактерно для девушки. Конечно, ученики никогда не чувствовали себя на привязи и могли поступать согласно собственным представлениям о целесообразности, но на этот раз все было по-другому. Кеноби заметил озабоченное выражение на лице коллеги и спросил:
– Что-то случилось, Луминара?
– Я не вижу Баррисс, Оби-Ван. Обычно она находится подле меня и ловит каждое слово, но сейчас…
Кеноби обнадеживающе улыбнулся.
– Думаю, она нашла компанию поинтереснее - последние несколько минут мы молчали.
– Я видел Баррисс на центральной площади, - вступил в разговор Анакин, - когда она рассматривала витрину лавки деревянных поделок.
Юноша выглядел таким встревоженным, что, казалось, был готов выхватить меч и броситься обратно, круша на своем пути всех и вся.
Неподвижные голубые глаза Луминары уставились на лицо Скайвокера.
– Что за лавка? - резко спросила она.
– Да не расстраивайтесь вы, учитель, - попытался успокоить ее Анакин. - Я следил за выходом все это время. Она не выходила оттуда.
– Ты имеешь в виду, не выходила через главные двери. Возможно, мои страхи весьма преувеличены, я не хочу быть для Баррисс матерью или смотрительницей… Но у моего падавана весьма зоркий глаз и цепкая память; осмотр всех товаров не мог занять такого количества времени. Что за лавка? - повторила Луминара вопрос.
Ощутив, что в такой ситуации лучше не перечить, Анакин молчаливо поднял вверх руку и указал направление движения. Пара джедаев мгновенно устремилась в сторону гостеприимно распахнутых дверей лавки. Скайвокер осуждающе покачал головой, но вынужден был последовать за ними.
То, что входная дверь оказалась открытой, никого не удивило. Но отсутствие продавца, стоящего за прилавком, было по меньшей мере странно.
– Баррисс! - закричала Луминара, пробираясь между деревянной утварью, привезенной сюда со всех концов Галактики. - Ты где? - Женщина не переставала звать ученицу, и скоро ее голос начал постепенно удаляться.
– Луминара! - внезапно воскликнул Оби-Ван, склонившись возле прилавка. На этот раз джедай был действительно встревожен. - Быстрее! Сюда!
Женщина ворвалась в торговую залу и с удивлением заметила, что ее коллега держит на руках голову дряхлого старика, который растянулся во весь рост на полу. Рядом стоял удрученный Скайвокер, от жизнерадостности и оптимизма которого не осталось и следа.
– Воды, - резко приказал Оби-Ван.
Метнувшись за стойку, Анакин приволок с собой пластиковый контейнер, наполовину заполненный холодной водой. Откупорив крышку, он аккуратно передал его своему наставнику. И только через несколько минут, когда лицо старика оросили влагой, он медленно открыл глаза.
– Всевышние Боги! - прошептал он. - Рука Номгона!
Зрачки продавца изумленно изучали склонившиеся над ним озабоченные лица чужеземцев.
– Кто вы такие, люди? Что случилось со мной? - с трудом оторвавшись от пола, он принял сидячее положение. - И почему, спрашивается, я валялся на полу?
Луминара внимательно посмотрела на старика.
– Мы полагали, что именно вы расскажете нам, что же, собственно, здесь произошло.
Оби-Ван и Анакин помогли продавцу подняться на ноги.
– Это… это моя лавка, понимаете? Это мое место! Я показывал некоторые изделия покупателям, и тут… - старик пощупал затылок, поохал, а затем продолжил: - Да, это были алвари. Судя по плащам, они принадлежали клану Пангай Оус, но манеры… манеры этих типов были очень странными, - продавец поморщился, и его лицо покрылось дополнительным количеством морщин. - Кажется, их было двое… Да, точно. Первый, поактивнее, был очень страшен, но когда я увидел второго, то болтун показался мне настоящим красавцем.
– Скажи, старик, видел ли ты молодую девушку, одетую на наш манер? - накинулась на него Луминара. - Не отпирайся!
Продавец поморщился.
– Да-да, она была очень привлекательна, но, кажется, ничего покупать не собиралась, - старик улыбнулся, обнажив остренькие зубы. - Я занимался торговлей столько, что настоящих покупателей начал определять с порога.
– Где же сейчас эта девушка? - поинтересовался Оби-Ван мягким, но строгим голосом.
– Я… я не знаю, куда они все подевались, - торговец печально опустил взгляд и покачал головой. - Последнее, что я помню - мы говорили о каком-то запахе, а потом… - старик растерянно осмотрелся по сторонам, - я открыл глаза и увидел над собой ваши встревоженные лица. Интересно, что же могло…
– Учитель! Скорее сюда!
В ответ на крик Анакина двое джедаев опрометью бросились к черному выходу, дверь от которого была распахнута настежь. Юноша стоял на коленях, пристально разглядывая пыльные следы. К счастью, тротуар был сухим и покрытым значительным слоем пыли. Прямо от двери вниз по аллее вели две пары отчетливых отпечатков ботинок. Слава Великой силе, подумал Оби-Ван, что в городе сегодня нет ветра.
– Эти отпечатки несомненно принадлежат жителям Ансиона, - заключила Луминара, едва только ее взгляд коснулся земли. - Но само по себе данное обстоятельство абсолютно ничего не значит, - с этими словами женщина указала пальцем на огромное число других следов, которые виднелись на аллее. - Сегодня здесь прошло несметное количество горожан.
– Но эти следы берут начал непосредственно от черного выхода, - не сдавался Анакин. - Вы только посмотрите, насколько они отличаются от всех остальных… Такое впечатление, будто парочка несла на плечах нечто тяжелое - эти отпечатки гораздо глубже, - осмотрев затененную аллею, Скайвокер добавил: - Все ансионцы приблизительного одного роста и веса… Вывод напрашивается сам собой.
– Итак, в лавку вошли трое, а вышли только лишь двое, причем ни один из последних не принадлежал к роду людей, - подытожил Оби-Ван. - Ты начинаешь демонстрировать чудеса сообразительности, Анакин. Советую тебе продолжать в том же духе.
Луминара устало закрыла глаза, помассировала веки, а затем обречено произнесла:
– Я не чувствую присутствия девушки в округе… Если Баррисс попала в плен, то локализацию ее биополя было бы очень просто определить… Но вокруг одна пустота.
– Возможно, девушка находится без сознания, - предположил Оби-Ван, внимательно рассматривая направление отпечатков. - Если та парочка, на которую мы грешим, действительно желала ей зла, то она могла спокойно воспользоваться тем же методом, что уложил под прилавок и довел до беспамятства доброго старичка.
– Или она умерла, - сгоряча ляпнул Анакин.
В обществе иных людей подобное высказывание юноши несомненно посеяло бы панику, но среди джедаев существовали неписаные законы мужества и стойкости. Ни Луминара, ни Оби-Ван даже не моргнули, оба сохраняли полное спокойствие.
Конечно, в душе Луминара почувствовала поднимающуюся бурю эмоций; но закрепленная годами дисциплина не позволила дрогнуть ни единому мускулу на лице.
– Этот городок порядочного размера. Как же мы найдем ее? - спросила женщина, прикладывая максимум усилий, чтобы сдержать душащие изнутри страх и гнев.
– Быть может, нам стоит призвать на помощь городские власти? - предложил Анакин.
– Вот уж конечно, - отозвался Оби-Ван. - Сейчас мы находимся в самой узкой стадии переговоров. Признать перед лицом правителей планеты свою полною беспомощность - значит зародить сомнение в возможности благоприятного разрешения проблемы с алвари в целом. Если мы не способны уберечь своего товарища, то какие же разговоры можно вести о взаимодействии с кочевниками? Анакин понимающе кивнул.
– Я понял суть ваших слов, учитель. Порой мое поведение слишком прямолинейно.
– Ошибки молодости и неопытности, от них не застрахован никто на свете, - Оби-Ван поднял взгляд на Луминару. - Нам придется отыскать Баррисс самостоятельно, и не важно, какие ради того придется приложить усилия, - напряженно улыбнувшись, он продолжил: - Времени осталось очень мало. Ансионцы не должны ни о чем догадаться.
Луминара указала пальцем на магазин.
– Сначала мы должны максимально подробно расспросить продавца о тех покупателях-алвари, которые зашли к нему вместе с Баррисс. Затем, по моему мнению, следует разделиться и разбить город на три района для поисков. Использовав лавку в качестве отправного пункта, мы будем опрашивать людей, перемещаясь к окраинам. Кроме того, остается надежда, что кто-то из нас почувствует присутствие Баррисс с помощью Силы.
– Как вы думаете, учитель, это те же самые люди, что напали на учителя Луминару и падавана Баррисс перед нашим прибытием на планету? - поинтересовался Анакин.
– Трудно сказать, - ответил рыцарь. - В этом мире сосуществует такое количество фактов, воздействующих друг на друга, что догадаться о реальной причине вещей становится порой просто невозможно.
Анакин видел, что Оби-Ван Кеноби расстроен гораздо сильнее, чем можно было подумать сначала.
– Политики сейчас не имеют для нас никакого значения. Самое главное - найти Баррисс.
Джедай не добавил: "живой и здоровой", но каждый понял это и без слов.



***


Экстренная телеграмма (Сеть новостей на Корусканте).
Немрилео ирм-Брокубак, делегат Танжая VI, погиб вчера в результате столкновения личного звездолета с тяжелым транспортным челноком. Катастрофа произошла в южном квадранте девяносто третьего сектора пригорода Биндай, неподалеку от дома потерпевшего. Допрошенный на месте аварии пилот челнока признался, что внутренняя система управления корабля внезапно вышла из строя, что и явилось причиной прямого воздушного столкновения. Следователи попытались проверить версию пилота, но вследствие значительного повреждения обоих летательных аппаратов процесс экспертизы, судя по всему, примет затяжной характер.
У делегата Танджая ирм-Брокубака остались жена и двое детей. Несмотря на активную роль в движении за разделение Республики и значительную поддержку со стороны наиболее радикальных, членов этой организации, Немрилео пользовался огромным уважением в среде своих коллег и друзей. В соответствии с танжайской традицией, его прах будет развеян завтра над столицей, где ирм-Брокубак жил и трудился на протяжении последних пятнадцати лет карьеры.
Канцлер Палпатин приносит свои соболезнования родственникам и коллегам покойного.
(конец передачи; конец некролога).

лава 5

– Никогда не думал, что женшина-гуманоид может быть такой тяжелой, - произнес, отдуваясь, Киакхта, как только они вошли в потайную квартиру, бросили посреди комнаты свою ношу и уселись на кровати.
В ответ на слабое движение изнутри мешка Булган развязал узел. Приподнявшись, Баррисс сбросила мешковину с плеч, а затем резкими движениями избавилась от стеснявших ее оков. К сожалению, лодыжки так и остались связаны прочной бечевкой, а на запястьях красовались железные наручники. Девушка бегло осмотрелась по сторонам, а затем уставилась на лицо Киакхты, которое выражало несказанное удовольствие.
– Наверное, ты что-то потеряла, ученица? - спросил он и помахал перед ее носом широкой кожаной портупеей, которую достал из заплечного мешка.
Портупея содержала на себе все боевые инструменты джедая, включая комлинк и световой меч. Тяжело фыркнув, Булган опасливо протянул руку к самому мощному оружию джедаев.
– Ничего себе - да ведь это настоящий световой меч! Мне всегда хотелось иметь подобную штуковину.
Киакхта отпрянул в сторону и выпустил портупею из рук. Последняя, словно змея, скользнула внутрь рюкзака.
– Не трогай, чурбан! Разве ты не помнишь предостережений хатта? Световой меч джедая запрограммирован на электрическое поле его обладателя: стоит включить эту штуковину, как она вышибет тебе мозги, ясно?
– О да, конечно… Булган забыл. Развернувшись, он еще раз оглядел пленницу.
– Да здесь даже не на что смотреть. Я бы заломал ее в три счета.
– Только физически, - не способная пошевелить ни рукой, ни ногой, Баррисс с трудом уселась на кровати. - Вам же прекрасно известно, чьим представителем я являюсь, верно? В тот момент, когда мы с вами ведем здесь пустые дискуссии, друзья начинают активные поиски. Никогда не задумывались, что произойдет с каждым из вас, когда джедаи ворвутся сюда?
Киакхта громко засмеялся, в то время как Булган злобно хмыкнул.
– Ничего-ничего, время покажет… джедаи никогда не найдут тебя, - он указал пальцем на массивные каменные стены вокруг. - Местечко довольно безопасное… Да и, честное слово, тебя здесь долго никто держать не собирается.
Вздрогнув, он тронул переключатель на комлинке.
– Наш босс уже осведомлен об успешном окончании операции. Вскоре он заберет тебя из наших рук, и мы станем богачами! О да, богачами…
Стараясь не возражать головорезам, Баррисс спокойно продолжила:
– А что вы вместе со своим боссом хотите от меня?
Парочка алвари обменялись изумленными взглядами.
– Вообще-то это совсем нас не касается, - ответил наконец Киакхта. - Наша работа - просто поймать тебя, и по-моему, мы сделали ее хорошо. Что же касается вопросов, то они в наши обязанности не входят.
Он развернулся, чтобы покинуть комнату.
– Не могу дождаться того момента, когда хозяин придет сюда… Бьюсь об заклад, он даже не думал, что дело может пройти настолько гладко. Какой приятый сюрприз! - улыбка алвари расширилась. - Ладно, я пойду на очередной доклад. Смотри за ней хорошенько, Булган, и опасайся фокусов. Джедаи на это дело бо-ольшие мастаки.
– Не беспокойся, Киакхта, - алвари демонстративно сел на большую деревянную скамью перед кроватью. - Булган не спустит с нее глаз.
Баррисс понуро уставилась на дверной проем, в котором исчезла спина головореза со странными именем Киакхта. Вскоре послышался громкий щелчок замка, и в комнате повисла звенящая тишина. Девушка понимала, что без светового меча она не сможет в одиночку выбраться из этой западни. Кроме того, ограниченные небольшим опытом возможности управления Силой не позволяли ей послать мысленное сообщение друзьям. Оставалось сидеть тихо и ждать того момента, когда учитель отыщет ее здесь. А это могло произойти очень не скоро… Да, временной фактор начинал все больше беспокоить девушку. Неужели ее действительно передадут в руки некого таинственного хозяина? В таком случае шансы на успешный исход операции вообще стремились к нулю. Единственной непреложной истиной являлось то, что организатор похищения был несравненно умнее и сообразительнее тех увальней, которые захватили ее сегодня.
Минуты текли одна за другой, а Баррисс продолжала ждать, когда же ее охранник начнет подавать признаки усталости или желания выбраться по нужде наружу. Но алвари сидел с бесстрастным лицом на скамье, устремив взгляд в стену. Девушка не могла даже повлиять на мысли этого существа - и причиной тому, скорее всего, было простое отсутствие тех самых мыслей. Вот почему ни она, ни учитель не ощутили исходящей от оборванцев-алвари угрозы.
Тем не менее сообразительности похитителей хватило для того, чтобы привлечь ее внимание к потерявшему сознание продавцу магазина. Баррисе охватило раздражение. "Какая же я простофиля! Это же надо - попасться на удочку подобным недоумкам!"
– Может, боссбан даст Киакхте и Булгану премию… - произнес мечтательным голосом ее охранник. - Меч джедая был бы прекрасным подарком. А потом Булган придет обратно в свой клан и покажет этот меч старейшинам - пусть тех возьмет зеленая зависть! И тогда Булган вернется на свое законное место. А тем, кто будет возражать… - алвари сделал резкий жест рукой, -
…я самолично отсеку голову.
– Верно, твой боссбан очень хороший человек. - Девушка постаралась говорить таким голосом, чтобы охранник чувствовал ее абсолютную беспомощность. - Кто же, интересно, он такой?
На лице охранника появилась улыбка.
– Падаван пытается одурачить Булгана. Нет, со мною хитрости джедаев не пройдут. Конечно, Булган и Киакхта немного медлительны… Но это не значит, что они полные тупицы, - привстав с места, Булган медленно склонился над девушкой; его широкоплечая мускулистая фигура закрыла собой свет одинокого светильника. - Ты полагаешь, настоящий алвари способен быть таким глупцом?
– Я не говорила об этом, да и не имела в виду ничего подобного, - мягко ответила Баррисс.
Алвари сделал шаг назад.
– Просто мне известна некая тайна, которая касается твоей персоны.
Слезящийся глаз охранника подозрительно сощурился.
– Что я слышу? Поберегись, падаван! Булган совсем не боится тебя!
– Конечно-конечно. Но с помощью некоего дара, о котором ты даже не слышал, я явственно чувствую, что вы со своим другом испытываете сильную внутреннюю боль. Возможно, она преследует вас уже на протяжении многих лет.
Коричневый, отливающий золотом глаз Булгана расширился больше обычного.
– Откуда… Откуда тебе это известно?
– Вдобавок к обычному набору навыков каждый из нас имеет собственные способности. Я, например, специализируюсь на лекарском искусстве.
– Но ведь ты человек, а я - ансионец.
– Понятное дело, - голос девушки становился все более уверенный; он струился, словно ручей, проникая в сознание головореза и подчиняя его себе. - Конечно, я не способна выправить спину либо вернуть потерянный глаз. Но та боль, которая живет в твоем сознании, понятна любому сочувствующему существу, и совсем не важно, к какой расе он принадлежит. Это страдание берет начало из жизненных неудач и разочарований. У меня складывается такое впечатление, будто твой разум пытается собрать какой-то очень мощный компьютер, но порядок соединения многочисленных деталей, которые лежат перед ним, никому не известен. В результате все те усилия, которые приходится тратить на протяжении собственной жизни, оказываются тщетными. Понятно ли тебе хоть что-либо из того, о чем я рассказывала, Булган? Алвари медленно кивнул.
– Булган не тупица. Булган понимает. Хайя, ты выразила именно те чувства, которые терзали меня с самого рождения. Порядок соединения деталей никому не известен… - он покачнулся из стороны в сторону, а затем уставился на девушку единственным глазом. - Падаван способен это исправить?
– Не могу обещать, но попытаюсь.
– Моя боль живет в голове вечно, - судя по всему, охранник напрягал все резервы своего интеллекта. - Я не хочу этой боли.
Алвари потер лоб огромной шершавой ладонью.
– Это будет прекрасный подарок… Наверное, даже более ценный, чем деньги хозяина, - на этом поток мыслей алвари иссяк. - Но почему я должен доверять тебе?
– Я дам тебе честное слово падавана как ученика джедая, как человека, посвятившего себя чистым идеалам борьбы за равенство и справедливость.
Испытывая видимое замешательство, охранник перевел дух, оглянулся по сторонам, а затем вновь вскинул взор на девушку.
– Я разрешу тебе вылечить Булгана. Но если это окажется хитростью…
– Я же дала свое слово, - перебила Баррисс, решив не дослушивать угрозы алвари до конца. - Кроме того, куда же мне бежать? Дверь закрыта на засов с противоположной стороны, верно? Ведь мы же заперты в этой каморке вместе, - на лице девушки не было и тени улыбки. - Твой друг не оставил нам ни единого шанса.
– Значит, мы заперты? - охранник потер лысый череп как раз в том самом месте, где у алвари начинает расти черная шерсть, а у этого представителя племени красовалась грязная проплешина. - Булган в замешательстве.
Баррисс решила не упускать шанса и пошла в новую атаку.
– Замешательство берет начало из той боли, которая живет внутри твоего существа. Позволь помочь тебе, Булган. Пожалуйста! Если у меня не выйдет, ты ничего не потеряешь. В противном случае я не смогу воспользоваться твоей беспомощностью - мы же заперты, понимаешь?
– Хорошо. Падаван говорит правду. Да, ты можешь попытаться вылечить меня.
Встретившись с глазами охранника, она указала ему взглядом на скованные запястья.
– Тебе придется меня освободить. Надеюсь, ты понимаешь, что для выполнения поставленной задачи мне потребуются руки.
Булган заметно занервничал.
– Но зачем? Что это, очередная уловка джедаев?
– Да нет же! Пожалуйста, доверься мне. На свете существуют гораздо более ценные вещи, чем моя жизнь и величина твоего грядущего заработка. Тебе знакомо движение за выход из состава Республики?
– Нет, - подумав немного, он добавил: - Киакхта не обрадуется.
С этими словами охранник встал за спиной девушки и ловким движением ключа освободил ее руки. Наручники с клацаньем упали на каменный пол. Почувствовав себя наполовину свободной, Баррисс принялась яростно растирать запястья. Когда же кровообращение наконец восстановилось, она показала охраннику жестом приблизиться.
– Подойди, Булган,
Голос Баррисс был ласковым и теплым. Наклонив голову, словно маленький ребенок, алвари медленно двинулся на ее зов, но девушка ни на секунду не забывала, что такое впечатление было обманчивым. Конечно, Булган походил на ребенка, только сейчас речь шла о большом и очень опасном ребенке. Ей не следовало просить охранника опустить голову еще ниже - его кривая спина позволяла легко дотянуться до головы алвари. Девушка подняла руки и прижала ладошки вокруг его черепа, стараясь не дотрагиваться до ушных выступов. Плоть охранника оказалась горячей - девушка вспомнила, что нормальная температура тела жителей Ансиона превышает человеческую на несколько градусов. Закрыв глаза, Баррисс начала концентрироваться.
Внезапно по телу женщины пробежала сильная дрожь. Она, наконец, нащупала причину всех жизненных неудач Булгана, а теперь начала медленно продвигаться к заветной пели. Да, эта задачка оказалась не из легких! Лоб девушки покрылся крупными каплями пота. Достав из кармана болеутоляющий бальзам, она призвала на помощь Силу. Источник болезненных ощущений пульсировал в мозгу алвари, словно паровой молот; ткани вокруг него были воспалены, а последовательность нейронных импульсов - грубо нарушена.
Девушка держала руки вокруг черепа охранника на протяжении нескольких долгих минут: пациент и лекарь объединились на это время в единое, таинственное, чуть ли не сверхъестественное целое. Суть происходящих событий была подвластна только лишь разуму джедаев. И только когда напряжение постепенно спало, девушка медленно пришла в себя.
Открыв глаза, она обнаружила, что стоит перед лицом охранника. Но теперь в его позе и осанке было нечто совсем иное: пропала дрожь и неуверенность, а одинокий глаз, подернутый тусклой поволокой, сейчас возбужденно блестел. Алвари медленно разогнулся, насколько ему позволяла горбатая спина, а затем пристально посмотрел по сторонам.
– Как ты чувствуешь себя? - спросила девушка, решив, что пауза несколько затянулась.
– Чувствую? Булган ощущает себя хорошо. Очень хорошо!
Сжав трехпалые руки в кулаки, он воздел их к каменному потолку.
– Я никогда не испытывал ничего подобного. Да, хайя, да, да! - алвари пустился в неистовый танец, подпрыгивая и размахивая руками.
Наконец, он закончил свое неловкое представление, опустил руки и уныло произнес:
– Но ты, падаван, до сих пор остаешься моим пленником.
Девушка заметила, что в его тоне послышалась едва заметная перемена. Булган усмехнулся, показав острые зубы.
– По крайней мере на протяжении следующей минуты.
– Ты имеешь в виду… - начала было она, но затем осеклась: намерения охранника стали ясны безо всяких объяснений.
Он живо подбежал к девушке, склонился на одно колено и принялся распутывать узы, стягивающие ее лодыжки. Наконец, Баррисс оказалась способной встать на ноги. Лодыжки нестерпимо болели; попытавшись сделать шаг, девушка чуть не упала и тут же оказалась пойманной в крепкие объятия своего бывшего поработителя.
В этот самый момент дверь клацнула, и на пороге показался Киакхта.
Сказать, что старший алвари удивился при виде подобной картины - значит не сказать ничего. Во-первых, руки и ноги пленного падавана были абсолютно свободными, а во-вторых, он находился в объятиях тупоголового Булгана. Загвоздка казалась неразрешимой, и Киакхта рассудил, что если его помощник сейчас же не объяснит происходящие здесь события, то ему придется просто-напросто броситься обратно в коридор, захлопнуть каменную дверь и звать на помощь.
К счастью, безвольный Булган на этот раз проявил чудеса сообразительности и произнес:
– Она вылечила меня, - алвари показал пальцем на голову. - Она вылечила мою голову. То же самое произойдет и с тобой.
– Никаких обещаний, - предупредила обоих Баррисс.
– Что вылечила? - спросил Киакхта, делая опасливый шаг назад. - У меня ничего не болит. Что ты имеешь в виду?
– Я говорю о своей голове, - уверенно произнес Булган и в очередной раз дотронулся до грязной проплешины. - Мои мысли теперь ясны как никогда. Ты же, дружище, страдал от этой болезни? Позволь джедаю исцелить тебя.
Киакхта сделал еще один шаг назад. уж больно происходящее в этой комнате было непохоже на правду. Конечно, он мог запереть сумасшедших внутри, но теперь его терзала совсем другая мысль: что же в действительности произошло с Булганом? Киакхта отсутствовал всего несколько минут, но этого времени хватило, чтобы изменить его товарища до неузнаваемости. Теперь Булган действительно похож на советника. Нет, поправил он себя. Не на советника, а на истинного кочевника алвари: независимого, уверенного и свободного.
Пальцы Киакхты тянулись к дверной ручке; джедай могла с легкостью обезоружить алвари, но делать этого не стала.
– Что за чепуху ты городишь? Разве джедай могут лечить?
– Но ведь на мне же их искусство сработало! Моя голова, мои мысли - от прежнего Булгана не осталось и следа. Я больше не боюсь этой ужасной боли, Киакхта! Мысли еще никогда не были такими свободными с того самого момента, когда я ребенком упал с суубатара, - алвари понизил голос. - Я сломал спину, выбил глаз и… нарушил естественный ход мыслей.
– Но я… - начал было возражать Киакхта и внезапно осекся.
Доказательства казались неопровержимыми. Но самым главным доказательством стало лицо его друга, которое всего несколько минут назад выражало полную апатию и безразличие, а сейчас светилось задором, весельем и доброжелательностью.
Баррисс решила, что пауза начинает затягиваться. Она протянула вперед руки и медленно двинулась по направлению к охраннику, застывшему на пороге.
– Позволь мне помочь тебе, - произнесла девушка. - Кроме того, прежние обещания остаются в силе: смогу я излечить тебя или нет, я вовсе не претендую на освобождение.
Киакхта понял, что падаван была права. Несмотря на отсутствие оков на руках и ногах, девушка была неспособна выбраться из заточения без посторонней помощи. Охранники знали все входы и выходы, все ключи и пароли… Конечно, подобная задача не представляла для настоящего рыцаря никаких проблем, но Баррисс была всего лишь падаваном, и это накладывало на нее некоторые ограничения.
Бесспорно, девушка сотворила из Булгана совсем другого человека. Быть может, ей удастся изгнать и из его разума беспрерывные потоки агонии, которые крушили все его мечты и надежды? Судьба представляет подобный шанс единственный раз в жизни, и им было просто необходимо воспользоваться.
– Ну ладно, я позволю тебе приблизиться, - произнес он опасливым голосом и добавил: - Но если это очередная уловка, то боссбан никогда не получит тебя живой.
Не обращая никакого внимания на угрозы, девушка подняла руки и опустила их ладонями книзу на грязную голову Киакхты. Алвари заметил, что пальцы девушки были прохладными, а их количество превышало все мыслимые для жителей Ансиона пределы. Но иного дискомфорта от действий Баррисс он не ощутил. Более того, пальцы успокаивали, будто бы унося его в прохладное море…
Несколько мгновений спустя еще один алвари смотрел на падавана с благоговейным трепетом. Сегодня Баррисс удалось исцелить обоих пациентов. В отличие от Булгана Киакхта не стал показывать девушке необычайный танец с резкими движениями рук и ног; вместо того алвари почтительно поклонился. Согласно местному обычаю, подобный жест являлся величайшим проявлением почтения и уважения к живому существу.
– Я обязан тебе своим здравомыслием, падаван, - произнес, наконец, Киакхта. - Теперь я прекрасно понимаю, что боль, живущая в моей голове на протяжении нескольких лет, привела бы в скором времени к полному сумасшествию, а затем и смерти.
Обернувшись, алвари обнял широкие плечи компаньона длинными руками; судя по всему, некогда угрюмые и безучастные ко всему кочевники сегодня не могли сдержать чувств.
Конечно, улыбки на лицах исцеленных алвари радовали глаз, но Баррисс понимала, что до настоящего времени все эти чудеса ни на толику не приблизили ее к своим друзьям.
– Мое имя - Баррисс Оффи, мой учитель - джедай Луминара Ундули, и чем скорее мы найдем ее, тем лучше будет для меня и безопаснее, полагаю, для вас. Судя по всему, ваш хозяин окажется совсем не доволен подобным оборотом дел.
– Боссбан Соергг! - воскликнул Булган и встревожено посмотрел на товарища.
Последний казался абсолютно спокойным.
– Теперь это не имеет никакого значения, Булган. Я только что доложил по комлинку о полном успехе его предприятия. Что же касается изменения наших планов, то о них, пожалуй, пускай расскажет кто-то другой. Сейчас мы находимся в подчинении этой почтенной женщины, и теперь не мы потащим ее к Соерггу, а она избавит нас от него, - Киакхта доверчиво поднял взгляд. - Сможешь ли ты, падаван, сделать нам такое одолжение? Лишенные клана алвари станут добычей мародеров раньше, чем восток окрасится первыми лучами завтрашнего солнца.
– Выведите меня из этой каморки, - произнесла девушка, - и я обещаю вам щедрую благодарность со стороны Ордена, равно как и мою посильную помощь.
Баррисс многозначительно посмотрела на дверь. - Смею вас заверить, что больших обещаний невозможно получить по всей Галактике.
– Странно, - пробормотал Булган, отправляясь вслед за товарищем и бывшей узницей по коридору, - насколько ясный разум способен изменить твой взгляд на мир. Впервые за долгие-долгие годы я начал воспринимать себя как личность, а не источник низких шуток да жестокого юмора.
– Я никогда не смотрел на тебя в этом свете, дружище, - тихо произнес Киакхта, когда они ступили на узкую винтовую лестницу.
– Нет, смотрел, - отрезал Булган, - но я не виню тебя за это. Все дело в расстроенном разуме… Сейчас же у нас все в порядке.
– Отныне ни один нищий не сможет в вас бросить камень, - ощутив себя несколько не в своей тарелке, Баррисс вспомнила:
– А где же мое снаряжение, Киакхта?
– В кладовке. Придется туда заглянуть перед уходом.
В комнате был один-единственный охранник. Дорун сидел в глубоком кресле, откинувшись на мягкую спинку, и мирно чесался. Неподалеку на столике лежал овальный томик стихов. Длинные щупальца охранника зашевелились, а окуляры, способные поворачиваться под углом в сто восемьдесят градусов, уставились на Киакхту, который показался из-за угла.
– Как ведет себя заключенная? - спросил Дорун.
Киакхта раздраженно пожал плечами, в то время как Булган тихо скользнул охраннику за спину. Баррисс продолжала находиться за углом, стараясь не выдавать своего присутствия.
– С ней все в порядке, хотя мне говорили, что подобное поведение для женшин-гуманоидов совсем нехарактерно.
– Наверное, она смирилась с судьбой, - многозначительно сказал Дорун, поднял книжный томик и погрузился в чтение.
В следующую минуту стоявшая неподалеку свободная табуретка с грохотом опустилась ему на голову. Окуляры Доруна вспыхнули и медленно погасли.
– А теперь надо спешить!
Подобрав комбинацию ключей, Киакхта открыл комод и достал оттуда портупею Баррисс, на которой имелись все необходимые для джедая предметы. К величайшему облегчению, световой меч также оказался на месте. Закрепив ремень вокруг стройной талии, девушка заметила на запястье алвари миниатюрное устройство.
– Что это такое?
– Переговорное устройство, посредством которого мы обязаны докладывать Соерггу обо всех происшествиях через определенные промежутки времени. В противном случае мы умрем, - почесав шею, он продолжил: - Боссбан Соергг установил каждому из нас взрывное устройство, теперь мы являемся автоматическими исполнителями всех его приказов.
Баррисс презрительно фыркнула. Конечно, подобное поведение совсем не приветствовалось ее учителями, но, в конце концов, сейчас их здесь не было…
– Как же характерно подобное поведение для хаттов… Мы не можем позволить им выследить нас! Позвольте взглянуть!
Парочка алвари покорно приблизилась. Сняв с пояса электронный сканер, девушка медленно провела им над поверхностью шеи Киакхты. Взрывное устройство оказалось самым простым и дешевым, ведь оно было рассчитано на безмозглых головорезов, но настолько глубоко запрятанным в глубь подлежащих тканей, что Баррисс побоялась его элиминировать прямо на месте. Изучив последовательность цифр на экране сканера, Баррисс быстро ввела некий код, а затем повторила ту же манипуляцию над шеей Булгана. Удовлетворенная, она двинулась в сторону двери на выход.
Киакхта пошел за ней, потирая на ходу шею.
– Взрыватели до сих пор находятся внутри наших тел.
Естественно, что свершившаяся над ними метаморфоза заставляла глядеть на большинство вещей совсем по-другому, но ощущение огромной опасности не покидало алвари и сейчас.
Выглянув на улицу, Баррисс осмотрелась по сторонам. Окружающее пространство внушало полное доверие.
– Дело в том, что я не могла их извлечь прямо на месте… Для этого нет необходимых инструментов. Что же касается дистанционного радиоуправляемого взрывателя, то я дезактивировала его, и теперь вы можете чувствовать себя в относительном спокойствии. Возможно, последнее деяние заставило боссбана заподозрить, что дела идут не совсем по его плану, но иного выхода у нас все равно не существует. Полагаю, последствия будут незамедлительными.
– В таком случае нам действительно нужно спешить.
Пробравшись мимо девушки, Булган толкнул дверь и выбрался на улицу. Киакхта и Баррисс последовали за ним.
– Полагаю, нам следует двигаться к центральной площади, к той самой лавке, где произошла непредвиденная встреча. В поисках меня друзья разбили город на три сектора, - падаван нашарила на поясе миниатюрный передатчик. - Как только мы удалимся от тюрьмы на безопасное расстояние, я передам джедаям наши точные координаты, а также изменения вашего мировоззрения.
– Точнее сказать, изменения состояния здоровья, - усмехнулся Булган.
Алвари видели перед собой хорошо знакомые вещи, но восприятие большинства предметов сейчас происходило совсем по-другому. Мир оказался прекрасен, только взрывное устройство, вмонтированное в шею, чесалось нестерпимо.
– Надо избавиться от этой штуковины как можно быстрее.
– Конечно, - заверила его Баррисс и повернула за угол; вокруг сновала толпа, и напряжение начало постепенно спадать. - А до тех пор я буду предупреждать всех собеседников, что они имеют дело с господами взрывного характера, верно? - усмехнулась она.
Булган напрягся, пытаясь вникнуть в смысл произнесенных слов, и внезапно разразился диким хохотом. Вскоре его примеру последовал и Киакхта. Теперь они могли беззаботно смеяться над теми шутками, которые были понятны большинству обычных людей.
Они были лишены подобного удовольствия на протяжении огромного количества времени, а оттого почувствовали себя еще более счастливыми.


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная