лава 10 4 . Верл-а-ней секунду с ненавистью смотрел на меня, а позже завалился на бок
Обмен учебными материалами


лава 10 4 . Верл-а-ней секунду с ненавистью смотрел на меня, а потом завалился на бок



- Спокойно, милорд. Держитесь. - Голос старого ветерана был тверд.

- Хоггард, там Бекстер. - Тут я увидел подбежавшего Ролона. - Ролон. Бекстер здесь. На трибунах. А этот человек из Братства. Он убийца.

- Я понял. Ты молодец. - Ролон мгновение смотрел на меня, потом одобрительно кивнул. - Молодец! Держись. - Потом посмотрел на трибуны.

- Там. - Я показал рукой.

Ролон кивнул и двинулся в указанном направлении. А ко мне уже бежали родители и Ольга. Надо взять себя в руки. Короткое погружение в дей-ча и я уже мог встретить родителей твердо стоя на ногах.

- Это был тот еще бой. - Усмехнулся я, едва они подошли ближе. - Не для каждодневного повторения.

- Энинг, ты был великолепен. - Ольга подбежала ко мне все-таки первая и повисла у меня на шее. - Я так испугалась за тебя. Мне показалось, что он хочет убить тебя.

- Глупости. - Я с трудом сохранял равновесие. Секундного отдыха в дей-ча явно было маловато, что бы я мог выдерживать такие переживания. - Тогда бы он лишился своего заработка.

Подошедший Ратобор, слышавший мои слова, мрачно покачал головой. Уж его-то не могли обмануть мои аргументы. Я видел, как он о чем-то поговорил с таким же мрачным королем Отто. Король согласно кивнул, а потом указал своим людям на все еще лежащего без сознания несостоявшегося убийцу. Потом он подошел ко мне.

- Ну что ж, поздравляю, новый барон Веербаха. На колено.

Я покачал головой.

- Вы кое о чем забыли, Ваше Величество. Благородный Эрих Вардек не отменил боя со мной. Он только передал свою очередь Готлибу. У нас была договоренность, что он примет окончательное решение после моих поединков. Слово за ним. - Я посмотрел на стоящего позади короля Эриха. За мной к нему обернулся сам король. Следом на Эриха уже смотрели все. Даже если кто-то в толпе, окружившей к тому времени нас, не слышал моих слов, то ему передали.

Эрих же смотрел только на меня, задумчиво покусывая губы.

- Знаешь, - заговорил он. - Раньше я считал, что ты не сможешь сражаться со мной на равных и поэтому отказался от поединка. Теперь же я отказываюсь потому, что считаю, что я не смогу сражаться с тобой на равных. Такого боя я еще не видел. Но… - Эрих сурово обвел взглядом всех присутствующих, - если кто-то считает, что я отказываюсь из-за трусости, то я весь к его услугам!

- Никто так не считает, - оборвал его король. - Ты уже доказал свою честность и храбрость, когда отказался от боя. И если кто-то будет считать иначе, то это уже будет вызов мне. - Отто также сурово обвел всех взглядом, потом удовлетворенно кивнул. - Так и знал, что никто не усомниться в храбрости благородного Эриха. А сейчас, рыцарь Энинг, барон Веербаха, на колено.



Я опустился на колено. Честно признаться, для меня, воспитанного в другом мире, эти церемонии были смешны, но, понимая, что в чужой монастырь со своим уставом не ходят, я покорился существующим правилам.

Отто достал свой меч и опустил мне его на плечо.

- Отныне ты становишься бароном Тевтонии. Будешь ли ты заботиться о своих владениях и о людях, живущих на них?

Я задумался, боясь сморозить глупость. О посвящении в бароны мне никто не рассказывал.

- Я постараюсь, - наконец ответил я.

Судя по возникшему смеху, я все же сморозил глупость. Однако неожиданно мне на помощь пришел Ратобор.

- Что смешного сказал барон? - обвел он всех сердитым взглядом. - Этот ответ гораздо честнее того уверенного “Да”, которое сказало бы большинство из вас. Только полный дурак может быть уверенным в чем-то абсолютно.

Спорить с князем, гостем их монарха, никто не решился. Люди виновато замолчали, косясь на короля. Однако Отто сделал вид, что не увидел ничего странного.

- Тогда встань, барон Веербаха.

Я поднялся и замер, не понимая, что делать дальше.

- Может стоит пригласить своих недавних противников, ну и нас заодно, за стол? - подсказал мне с усмешкой Ратобор.

Я благодарно кивнул и громко повторил этот совет. По подсказке Хоггарда, я еще распорядился вынести столы с едой на улицу для угощения почтеннейшей публики. Поморщившись от такого опустошения запасов еды в замке, я все же поступил так, как мне советовали, понимая, что в таких делах Хоггард гораздо опытнее меня и плохого не посоветует.

Задержав Хоггарда, я дождался, когда люди немного отойдут и попросил:

- Хоггард, а сэра Альвейна нельзя пригласить на пир?

- Альвейна? Хоггард удивленно посмотрел на меня. Но ведь ты только что его пригласил!

- Разве? Но я думал, что приглашаются только те, с кем я сражался?

- Верно, но ведь Альвейн и есть твой противник! А-а… ты думал про Тень. Но, Энинг, этого человека ведь не даром называют Тенью. Это не личность. По крайне мере на время поединка. Тень и в самом деле становится тенью человека. Все его победы – это победы господина, поражение Тени – это и поражение господина. После победы Тень получает причитающийся гонорар и исчезает. А если проигрывает, то исчезает без денег. Если успеет.

- То есть?

- Ну, видишь ли, быть Тенью не совсем безопасно, хотя гонорар в случае успеха огромен, но ведь расплата за поражение тоже не маленькая. Самое маленькое, что может произойти, так это господин потребует от Тени выплатить ту сумму, которая причиталась бы ему в случае победы.

- Разве это законно?

- Не то чтобы законно, но на это никто не обращает внимания.

- Понятно. А где сейчас Тень Альвейна?

- В темнице. Там, где недавно сидел я. Его Величество распорядился посадить его туда. Кажется, он тоже сообразил, что здесь что-то нечисто.

- Очень хорошо, - кивнул я. - Осталось только разобраться с Альвейном.

- А что Альвейн? Его роль в этом небольшая. Не его вина, что он так неудачно выбрал Тень.

- Да? - ехидно поинтересовался я. - Неужели ты думаешь, что убийца ранга верл-а-ней способен хоть что-нибудь доверить случаю? Он пришел на поединок, чтобы сразиться со мной и поставил все на то, что кто-то неудачно упадет с коня, а потом очень удачно выберет его в качестве Тени?

Хоггард резко остановился и обернулся ко мне.

- Стой! Ты полагаешь, что Альвейн…

- Вот именно. Альвейн специально упал с коня, а потом выбрал именно того человека, который был ему нужен. Вот что, Хоггард, распорядись, чтобы убийцу привели в чувство и пусть будут готовы доставить его по моему приказу в зал. Только пусть с ним будут осторожны. Он очень опасен.

- После того, как ты его обработал, он не так уж и опасен. Но Альвейн… ах сукин сын! - задумчиво протянул Хоггард. Потом резко кивнул. - Я сделаю так, как вы сказали. - Потом развернулся и двинулся в сторону видневшегося вдали Ригера.

Трапеза была в самом разгаре и уже, по крайне мере, половина приглашенных валялась под столом. Я заметил, что только Альвейн, которого двое слуг внесли на специальном кресле, почти не притронулся к вину. Ратобор с королем Отто тоже не слишком налегали на него. А вот это было странно. Как я слышал, Отто был выпить не дурак, да и Ратобор вряд ли от него отстанет в этом благородном деле. Сейчас два этих человека почти не притронулись к вину, и это вызывало тревогу у самых наблюдательных людей. К счастью таких здесь было немного. Эрих Вардек тоже почти не пил, а вот Готлиб свалился одним из первых, выдув зараз небольшой бочонок крепкого вина, очевидно, переживал свое поражение. Сидевшая рядом со мной мама неодобрительно косилась на все происходящее, а потом решительно выгнала из зала Рона с Ольгой и Танькой, заявив, что нечего им тут делать. Ольга попыталась надуться, но Ратобор неожиданно улыбнулся моей маме и поддержал ее. Ольга вынуждена была смириться. Подозреваю, что мама с радостью выгнала бы и меня, но не могла этого сделать, поскольку именно я и был виновник этого праздника. Я с тоской поглядел на ушедших и мрачно насупился, ожидая, когда все это закончится. Правда хорошо, что Танька ушла, которая после моей победы не отставала от меня ни на шаг, бурно восхищаясь моей смелостью и, с видом собственника, посматривала на Ольгу. Но это было единственное радостное событие. Вернулся Ролон и, видя, что ко мне сейчас не подойти, только отрицательно покачал головой. Что ж, другого я и не ожидал. Вряд ли Бекстер пришел сюда не имея плана по уходу, если его обнаружат.

Постепенно зал утих. Кто-то окончательно обосновался под столом, кто-то уже спал сидя на стуле. Но были и такие, которые с тревогой смотрели на монархов, ожидая что-то, что, по их мнению, должно сейчас произойти.

Я кивком головы подозвал Хоггарда, который весь пир простоял у двери, мрачно наблюдая за Альвейном.

- Хоггард, пусть приведут убийцу, но пока не вводите его сюда. Пусть остаются за дверью, пока я не позову. Но пусть убийца слышит все, что здесь будет происходить.

Хоггард кивнул и исчез, провожаемый удивленным взглядом Отто. Потом король повернулся ко мне.

- Энинг, мы с Ратобором хотели бы разобраться, что произошло на поле. Этот человек, с которым ты недавно сражался, действительно из Братства Черной Розы?

Я кивнул.

- Да. Это верл-а-ней. Лучший из них. И именно тем человеком я сейчас собираюсь заняться.

- Но… сейчас… ты собираешься?!

В этот момент Ратобор положил на плечо королю руку и что-то шепнул.

Отто озадаченно посмотрел на него.

- Ты уверен, князь?

Ратобор пожал плечами.

- Хорошо. - Король снова обернулся ко мне. - Ратобор просил меня не вмешиваться в это дело и доверить его тебе. Что ж, действуй.

Я благодарно кивнул, понимая, что с точки зрения здешних жителей допустил грубейшую бестактность не испросив разрешения действовать у короля. Ох уж мне эти короли! С обычными людьми гораздо проще иметь дело. Однако я прекрасно понимал, что от меня здесь мало что зависит, поэтому я обернулся к Альвейну.

- Сэр Альвейн, могу ли я поинтересоваться состоянием вашей ноги? Я слышал, вы серьезно ее ушибли.

- Ерунда, милорд. Простой перелом. Мой врач говорит, что через два дня пройдет.

Через два дня?! Перелом? И это никого не удивляет! Нет, медицина этого мира намного опережает нашу.

- Если вы желаете, то я могу предоставить в ваше распоряжение своего врача. Хоггард совершенно недавно нанял его на постоянную работу и говорит, что это великолепный маг-врач. Его репутация безупречна.

- Не стоит беспокоиться, милорд, но я благодарен вам за заботу. - Однако я заметил, что в голосе Альвейна прозвучали нотки тревоги и неуверенности. Интересно.

- Энинг, ты долго собрался обмениваться любезностями с Альвейном? - прошептал мне Отто. - Не пора ли тебе заняться убийцей? Насколько я понял, именно с ним ты хотел разобраться.

- Я и разбираюсь с убийцей. В настоящее время он стоит за дверью и все слышит.

Король озадаченно посмотрел на меня.

- Это что, какой-то твой хитрый план?

- Отто, я же говорил, что лучше предоставить все Энингу, - опять вмешался Ратобор. - Пусть делает так, как хочет. Насколько я мог уже убедиться, его действия могут быть странными и необычными, но они всегда приводили к цели.

Все это лестно, но… я вздохнул. Ладно, разберемся сначала с Альвейном.

- И все-таки, мне бы хотелось для собственного спокойствия, чтобы вас осмотрел мой врач.

- Я же сказал, милорд, в этом нет никакой необходимости. - В голосе Альвейна отчетливо послышалось раздражение.

- Ладно, тогда я расскажу вам сказку.

Альвейн и немногие оставшиеся на ногах посмотрели на меня как на сумасшедшего. Я постарался проигнорировать эти взгляды и начал рассказ:

- Жила-была одна семья, и было в этой семье четыре сына. Семья была богатая и знатная. Как положено, старший сын должен был унаследовать все богатство и титул отца. Второй сын был любимцем матери, и она оставила ему часть своего личного богатства. Конечно, по сравнению с тем, что досталось старшему, это было капля в море, но, тем не менее, денег было достаточно, чтобы прожить безбедно всю жизнь. Третий сын неожиданно воспылал стремлением служить Господу и ушел в монастырь. Там его таланты были замечены, и вскоре он был назначен аббатом. В этой семье не повезло только младшему сыну. По наследству ему досталось только громадное честолюбие отца, но на честолюбии без денег и положения далеко не уедешь. Интересная сказка? Продолжать?

Альвейн сидел весь бледный и в ужасе смотрел на меня. Его конечно можно понять. То, что он считал тайной, вдруг выкладывает с невинным видом какой-то мальчишка. Все-таки после того, как я догадался, что Альвейн не случайно упал с коня, какая-та высшая сила надоумила меня поговорить с Нарнахом. Оказалось, что тот прекрасно знал Альвейна, более того, именно Нарнах однажды и помог ему бежать. Не бесплатно, понятно. Нарнах мне и рассказал всю эту историю, которую я выкладывал сейчас с таким невинным видом. Все уже поняли, что я вовсе не просто так затеял этот рассказ, и хором выразили желание дослушать “сказку” до конца.

- Понимая, что без денег ему ничего не удастся, младший, обладающий изворотливым умом, начал усиленно интриговать против старшего брата и сумел добиться его обвинения в государственной измене. Однако здесь вмешался случай, о котором он не подумал. Второй брат оказался честным человеком и вместо того, чтобы обрадоваться богатству, оказавшемуся в его руках, он с жаром принялся за расследование и доказал, что обвинение было фальшиво. Младший брат такого не ожидал. Ведь он всех людей мерил по себе и не думал, что кто-то добровольно откажется от богатства. Король лично извинился перед обвиненным, и сам вернул ему все титулы, после чего приблизил к себе. Таким образом, вместо падения старший брат взлетел очень высоко. А вот этого младший брат простить уже не мог. Он считал старшего ни на что негодным кретином, которому по воле случая досталось все, в то время как ему, такому умному и гениальному ничего. А тут еще взлет старшего брата и “предательство” другого брата, который отказался от наследства и сумел доказать невиновность старшего. И тогда он нанял убийц. Однако, поскупившись на деньги, младший нанял каких-то идиотов, которые провалили все дело. Естественно младший брат обвинял в неуспехе дела кого угодно только не себя. Поняв, что никому доверить такое дело нельзя, он тайком проникает в дом старшего и сам пытается убить его и свалить вину на другого брата. Таким образом, как он думал, он сразу убивал двух зайцев: старший брат мертв, другого обвиняют в убийстве и вешают, а третий монах и не может претендовать на титул и богатство. Он уже был близок к успеху: первый брат был мертв, второй сидел в тюрьме, но опять вмешался случай. Король настолько полюбил старшего, что взял дело под свой контроль и еще король помнил, кто спас старшего брата от обвинения в измене и не поверил в виновность спасителя. Более тщательное расследование подтвердило невиновность сидящего в тюрьме. Тогда же и обнаружили человека, который видел, как какой-то человек заходил ночью в особняк старшего брата. Поняв, что его вот-вот разоблачат, младший брат бросился в бега и, покинув Британию, перебрался на материк, где сменил фамилию и нанялся простым солдатом в отряд какого-то барона. Следом за ним полетел приказ короля Бриттов с сообщением о вознаграждении за голову братоубийцы и изменника, но его эмиссары опоздали, а потом следы младшего брата окончательно затерялись. А король очень переживал смерть своего верного слуги. Говорят, что он так уважал этого старшего брата, что потом почти полгода не снимал траур. Вот такая вот грустная и поучительная история.

Я замолчал и посмотрел на всех. Вокруг стояла мертвая тишина. Люди молча смотрели на меня и ожидали продолжения. Никто не верил, что я рассказал все это просто так. Я же смотрел только на Альвейна. Что ж, я правильно угадал его характер. При всем своем самомнении и мастерстве воина он был трус. Его нервы не выдержали и, вскочив с места, он бросился к выходу, но именно в этот момент отворилась дверь, и ему навстречу вышел Хоггард с несколькими солдатами. Те в миг повалили Альвейна на пол, а потом силой посадили на стул.

- Не кажется ли вам, сэр Альвейн, что у вас поразительно быстро зажила сломанная нога? Или мне стоит называть все же вас настоящим именем? А, Генри Локрейн, младший сын лорда Вильяма Локрейна?

Альвейн молчал, только с ненавистью смотрел на меня, но вот зал взорвался. Возмущенные крики неслись со всех сторон. Кто-то даже пытался немедленно покарать братоубийцу.

- А ну тихо!!! - Вдруг рявкнул король, вскакивая со стула. - Вы забываете, кто здесь хозяин! Только он имеет право вершить суд в своих владениях. - Король дождался тишины, потом повернулся ко мне, кивнул и опустился на место.

- Когда я понял, что вы упали с коня специально, то я задумался, а зачем вам это надо. Я уже почти догадался, но тут меня отвлекли. Я все понял только тогда, когда против меня вышел на поле не просто Тень Альвейна, а убийца из Братства Черной Розы. Причем не просто убийца, а верл-а-ней – лучший из лучших. Наверное, я бы погиб или лишился своего титула, если бы убил его на поле, но на счастье совсем недавно я научился пользоваться оружием, о котором убийца не знал. Да и никто не знал, готов поклясться. Это помогло мне справиться с убийцей.

- Что ты говоришь, Егор? Какой убийца? - Мама слушала меня, бледнея на глазах.

Я виновато ей улыбнулся и продолжил:

- Я могу предполагать, что дело происходило так: верл-а-ней перед турниром встретился с вами, сэр Альвейн, и предложил денег, много денег за то, что вы, выйдя в лидеры, случайно упадете с коня, а потом, не в силах продолжать бой, выберете в качестве Тени его. Скорее всего, что первым вашим порывом было отказаться от сделки – ведь сколько бы денег вам не предложили, на кону стояло гораздо больше – титул, богатство, а все что нужно, так это победить какого-то мальчишку. Думаю, что убийца быстро убедил, что титул вам не светит в любом случае. Не вам сражаться с рыцарем Ордена. - При этих словах в замершем зале пронесся гул. При этом слово Орден произносилось чаще всего. Я обвел зал ледяным взглядом. - Да, я рыцарь Ордена и не намерен больше этого скрывать. Я долго бегал от очевидного и больше не собираюсь этого делать. - Я достал шеркон и бросил на стол. - Кто-нибудь хочет усомниться в этом?

Молчание было мне ответом.

- Хорошо. Тогда я продолжаю. Альвейн согласился и сделал все так, как ему велели. Он знал, что ему не победить меня и знал, что тот человек, которого он выбрал своей Тенью, убийца. - Я ненадолго замолчал, а потом посмотрел на бледного как смерть Альвейна. - Однако это все неважно. Я могу простить тебе то, что ты выпустил против меня убийцу, но я не могу простить тебе другого. Я не знаю, что ты делал в Тевтонии, когда бежал из Британии, но вряд ли твоя жизнь была честной. Однако я знаю кое-что другое. Мой друг… Буефар, в чьем замке мы сейчас находимся, рассказывал мне кое-что. Он говорил, что нашел всех убийц, кроме двоих. Один руководил атакой на его замок, а другой был при нем мелкой сошкой. Одного он нашел в степях за Днепром. Второго он описывал как человека со шрамом на подбородке, идущем от правого угла губы наискось. Ваша борода маскирует ваш шрам, однако, сегодня я специально служил вам слугой и когда подавал вам вино, то сквозь бороду смог разглядеть этот шрам. Буефара как всегда подвела его доверчивость. Я же думаю, что вы были далеко не мелкой сошкой в тот день, когда головорезы ворвались в этот самый замок. Именно Буефара я вам и не могу простить.

- Браво, милорд. Вы не очень и ошиблись.

Я удивленно обернулся и увидел верл-а-ней, который в сопровождении двух стражей стоял у входа. Одна его руки была перебинтована, а вторую сковывала короткая цепь – Хоггард не хотел рисковать – но это, казалось, убийце совсем не мешало.

- Вы позволите? - убийца невозмутимо подошел к столу, сел и стал есть. - В вашей тюрьме, милорд, совсем не кормят.

- Ну это уже наглость!!! - взревел Хоггард, двигаясь к убийце.

Я махнул рукой, останавливая его.

- Оставь его, Хоггард. Дай человеку поесть.

- Правильно. Всегда мечтал перед смертью хорошо поесть.

- А кто сказал, что вы умрете? - удивился я.

- Ну, не дурак же я. После всего произошедшего вряд ли меня оставят в живых. Покушение на барона и тому подобное.

- Если я правильно понимаю, то вы всего лишь выполняли свою работу. Ваша смерть ничего для меня не решит.

Верл-а-ней резко выпрямился на стуле и удивленно уставился на меня. Его развязный тон исчез как по мановению волшебной палочки.

- Ты что, серьезно?

- Абсолютно. Сердиться на вас все равно, что сердиться на ветер, потому что тот дует. Не по собственной же воле вы охотитесь на меня. Настоящие убийцы ведь не вы, а тот, кто платит вам деньги.

Убийца растерянно посмотрел на меня.

- Мне говорили, что вы славитесь своей непредсказуемостью, но такого… такого даже я не ожидал. Вы, милорд, первый, кто понял нашу сущность. Это необычно.

- У меня были хорошие учителя. И они всегда говорили: первое, узнай себя. Узнавши себя, ты сможешь побеждать часто. Второе, узнай врага. Узнавши врага, ты будешь побеждать всегда. А я был не самым плохим учеником, если судить по тому, что, не смотря ни на что, я все еще жив.

- Это самый верный критерий оценки, - кивнул верл-а-ней. - Но Сверкающий расторг с нами договор. Мы охотимся за тобой из-за оскорбления, которое ты нанес верл-а-ней у себя дома.

- Он сам был виноват. Он нарушил и свое слово, и ваши правила.

- Это невозможно! - Убийца даже встал от возмущения.

- И тем не менее. - Я коротко рассказал о том, что произошло во время той схватки.

Верл-а-ней задумчиво посмотрел на меня.

- Домой вернулся только один, и он рассказывал по другому. Он сказал, что ты и твои друзья убили двоих, а он вынужден был бежать, чтобы донести нам весть об унижении.

- Они оба были живы, а верл-а-ней… он бы тоже остался жив, но я не мог взять его живым.

Убийца пристально посмотрел на меня. Я не отвел взгляда. Остальные, казалось, понимали, что здесь происходит что-то важное и молчали.

- Я кое-что слышал о рыцарях Ордена, и кое-что слышал о тебе… - наконец сказал он. - Готов ли ты поклясться, что сказал правду?

- Да, - кивнул я. - Я клянусь, что сказал правду.

- В таком случае я могу идти? - Убийца вопросительно посмотрел на меня.

Я кивнул головой.

- Хоггард, вели освободить его.

- Милорд! - возмущенно уставился он на меня.

- Хоггард, пожалуйста, не спорь. И без сюрпризов, типа погиб при попытке к бегству! Я надеюсь это ясно?

- Я никогда не нарушал приказ, - буркнул Хоггард.

Убийца дождался, когда с него снимут цепи, и шагнул к выходу. Однако у двери остановился и посмотрел на меня.

- Хочу, чтобы ты знал всю правду. Ты верно о многом догадался, но кое в чем ошибся. На самом деле Альвейн отказался взять деньги. Он не верил, что ты справишься с ним, и считал, что баронство уже его. Мне пришлось рассказать ему ту же историю, что рассказал ему ты. Только тогда он согласился взять деньги. Правда, сначала он хотел проделать все сам. Мол якобы случайно убил. Мне пришлось сообщить, что я не врал, когда говорил, что не ему сражаться с тобой. И ты не ошибся относительно участия Альвейна в штурме замка Буефара. На самом деле это именно он лично убил его жену и сына. Альвейн питал иллюзию уже тогда захватить владения Буефара, но как всегда не рассчитал сил. Его сообщники ужаснулись тем, что сделал Альвейн, и прогнали его. Они то прекрасно знали, кто такой Буефар и чем может грозить им это преступление. Буефар действительно ошибся, посчитав Альвейна всего лишь мелкой сошкой. Это-то и спасло тогда его. Буефар занимался теми, кого считал истинными убийцами. Когда Альвейн понял, что смерть может вот-вот постучаться и к нему, то бежал из Тевтонии. На его счастье Буефар уже перегорел и оставил охоту.

Верл-а-ней повернулся, чтобы выйти.

- Минуточку, - удивленный, остановил я его. - А откуда вы все это знаете?

- Его семья была слишком могущественна в Британии, и Братство не могло не обратить внимания на младшего сына, который с такой страстью охотился за богатством и титулом, принадлежащим его старшему брату. А когда возникла идея расправиться с тобой на турнире, мы смогли восстановить весь путь этого человека. Да это было и нетрудно, достаточно было идти по следам крови, которые он оставлял за собой.

Убийца вышел. Теперь все в зале смотрели на Альвейна или, как теперь было всем известно, на Генри Локрейна. И в этих взглядах было столько презрения и отвращения, что Альвейн попытался втянуть голову в плечи как можно глубже. Сначала он пытался найти хоть один сочувствующий взгляд, но, поняв, что это не удастся, смотрел только в пол.

- Что ты собираешься с ним делать, Энинг? - спросил король, брезгливо разглядывая съежившегося Альвейна.

- Не знаю, - честно ответил я. - Мстить, глупо. Да и мои учителя всегда говорили, что месть не может ничего исправить, а только увеличивает проблемы. Я могу только передать его правосудию, но за ним столько преступлений, что, думаю, выстроиться огромная очередь желающих его повесить. Я могу предложить только одно: передать его королю Британии. Ведь, если я правильно понял, вам нужна помощь в предстоящей войне.

Король уважительно посмотрел на меня, а потом переглянулся с Ратобором.

- Будь по-твоему. Эй, стража, взять этого негодяя и охранять как самую большую драгоценность. И не дай бог, он покончит с собой.

Тотчас к Альвейну подошли двое королевских гвардейцев и подхватили его под руку.

- Пощадите, - прохрипел Альвейн.

Неожиданно дернувшись, он вырвался из рук гвардейцев, подбежал к королю и упал на колени.

- Ваше Величество, пощадите! Умоляю Вас! Пощадите!

- Уберите это, - брезгливо велел король.

На этот раз гвардейцы действовали гораздо грубее. Не церемонясь, они заломили Альвейну руки и поволокли того прямо по полу.

- Пощадите!!! - раздался его стихающий крик за дверью.

Я поднялся с места. Тотчас на меня устремились все взгляды. Кто-то смотрел на меня испуганно, кто-то благоговейно, кто-то восхищенно. Я устало посмотрел на всех и протер глаза.

- Господа, прошу прощения за то, что вынужден вас покинуть. Я себя не очень хорошо чувствую. - Я понимал, что это нарушение всех приличий. Не может хозяин оставить гостей. Тем более, если среди гостей есть монархи. Но в данный момент мне было глубоко плевать на все, что могут обо мне подумать. В гробовой тишине, я покинул зал. Я еще увидел, как за мной попыталась кинуться мама, и как Ратобор удержал ее за руку. Потом нагнулся и что-то начал говорить королю. Дальнейшего я уже не видел.

Я забился в самый темный угол замка, который сумел отыскать, опустился там на пол и разревелся как младенец. Здесь меня и отыскал Ратобор. Он не пытался приставать ко мне с вопросами типа: “Что случилось?”. Он сел рядом со мной и так сидел до тех пор, пока я не успокоился.

- Я, наверное, кажусь вам идиотом и маменькиным сынком? - поинтересовался я.

- Нет, - покачал головой князь. - Ты кажешься мне ребенком, на которого неожиданно свалились не детские проблемы, и которые этот мальчик вынужден решать как можно быстрее, чтобы защитить себя и своих близких.

- Наверное, но мне ведь некого обвинить. Сам виноват.

- Ты считаешь, что если бы тебе было кого обвинить, то ты чувствовал себя лучше?

- Нет, - смутился я. - Просто… Мне трудно вот так объяснить. Понимаете, в моем мире дети моего возраста еще в игры играют, в крайнем случае, подрабатывают в свободное время. Я же вынужден решать судьбы других людей. Этот Альвейн ведь человек, а я обрек его на смерть.

- Этот Альвейн негодяй. И если бы ты не остановил его, то он бы совершал свои подлости и дальше. Такие как он будут пакостить всегда до тех пор, пока кто-то их не остановит. И потом, я ведь стою перед такой же проблемой, как и ты, только в гораздо большем размере. От меня зависят жизни не отдельных людей, а целых стран. И знаешь, кто помогает в последнее время решать мои проблемы?

- Кто? - против воли заинтересовался я.

- Ты.

- Я?!! - Я так изумился, что моментально забыл о своих переживаниях и удивленно посмотрел на Ратобора.

- Да, ты. Ты относишься ко мне не как к Великому Князю, а как к обычному человеку, просто наделенному властью. Для тебя мое положение не что-то данное свыше, а что-то типа должности, которую я занимаю.

- Но я не хотел! Я всегда думал, что я очень почтителен с вами.

Тут Ратобор рассмеялся так весело и искренне, что я невольно улыбнулся тоже. Хотя казалось, что у меня-то никакого повода улыбаться не было.

- Это ты-то был почтителен? Энинг, да тебя бы выгнали из Китижа, если бы не видели, что я явно выделяю тебя среди других. Не сердись, но ты действительно плохо представляешь как себя вести в присутствие монарха. Нет, по поводу твоего знания этикета я ничего не могу сказать, твои учителя хорошо потрудились. Но вот когда дело выходит за рамки этикета, ты становишься самим собой, и это слегка шокирует окружающих. Однако не расстраивайся и не старайся переделать себя. Оставайся таким, каков ты есть. Как я уже говорил, ты очень помог мне. Благодаря тебе, я взглянул на себя не как на монарха, а как на обычного человека. Для меня это оказалось немного необычно, но весьма познавательно.


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная